• Изображения

  • jeyseb
    jeyseb

    Наум Сагаловский. Поэма о народном достоянии.

    А было так:
           мне двадцать лет,
    и ни копейки денег нет
    на сигареты и на пиво.
    Мне говорит мой друг Шапиро:
           «А ты пойди продай скелет».
    И я пошёл в мединститут,
    не из корысти – для науки.
           Скелет! Как много в этом звуке!..
    Глядишь – и денежку дадут.
     
    Мне тут же сделали рентген.
    Сказала старая зануда:
    «Разденьтесь!»
           Я спросил: «Докуда?»
    Она сказала: «До колен».
    Какой-то член-корреспондент,
    весьма возможно – патанатом,
    присел к столу, шурша халатом,
    и записал: «Еврей, студент».
    Одним движением руки,
    привычным, знающим и добрым,
    прошёлся весело по рёбрам
    и перещупал позвонки,
    потом сказал, скрипя пером:
    «От вас, студентов, нету спасу.
    Скелет хорош. Идите в кассу,
    скажите – мы его берём».
    Мне дали семьдесят рублей
    (семьсот – в масштабе старых денег).
    Кассир – угрюмый неврастеник –
    свой сейф открыл, как мавзолей.
    С лицом, просящим кирпича
    (чуть подойди – не жди поблажки!),
    достал казённые бумажки
    с любимым ликом Ильича
    и, сожаленья не тая,
    сказал, что надо расписаться
    в конце длиннейшего абзаца:

           «Даю подписку в том, что я,
           такой-сякой, студент, атлет,
           сего числа, сию минуту
           передаю мединституту
           права на собственный скелет.
           И если я, такой-сякой,
           вдруг ненароком врежу дуба,
           то должен тут же в виде трупа
           явиться к ним в приём. покой,
           иначе оный институт
           для возмещения урона
           меня по строгости закона,
           как должника, отдаст под суд.
           А там уже, как ни крути,
           считай, студент, что песня спета –
           за укрывательство скелета
           дают от года до пяти…»

    Я расписался – чик-чирик! –
    без шума, крика и оваций,
    и семь хрустящих ассигнаций
    кассир мне выдал в тот же миг.
    Пусть это вас не поразит –
    я их без лишней канители
    растратил ровно в три недели,
    как говорится – sic transit.
    И лишь в душе остался след –
    что вот, мол, дескать, денег ради
    взял подарил чужому дяде
    свой замечательный скелет.
    Уж так мне, видно, суждено –
    томиться думою одною:
    пока я жив – скелет со мною,
    а после жизни – всё равно.
    Студент,
           емеля,
           пустослов,
    не оробею и не струшу.
    Вон некто Фауст продал душу.
    Скелет! Подумаешь – делов!..

    Я вырос. Волею судеб
    работал старшим инженером
    и в мире, сумрачном и сером,
    сам добывал насущный хлеб.
    Женился, вырастил детей,
    писал стихи – и тут же прятал.
    Была любовь, была зарплата,
    живи – каких ещё страстей?..
    Но так устроен человек:
    я бросил дом, друзей, привычки
    и двинул к чёрту на кулички
    искать вчерашний белый снег.
    Нашёл ли, нет – вопрос иной.
    Чужая жизнь – не с неба манна.
    Зато прописан постоянно
    в Чикаго, штата Иллиной.

    Но вдруг…
           Однажды…
           Как-то раз…
    Такие случаи нечасты,
    из них писатели-фантасты
    в два счёта стряпают рассказ.
    Так вот, однажды,
           до конца
    вкусивший бремя трудовое,
    иду домой и вижу – двое
    стоят у моего крыльца.
    Ну всё, я думаю, капут,
    мне это дело выйдет боком,
    ещё ограбят ненароком,
    а не ограбят – изобьют.
    Хотя – чего с меня возьмёшь?
    Хожу, как местные славяне –
    два рваных доллара в кармане,
    штаны, цена которым – грош.
    Вокруг, понятно, ни души,
    а тут – здоровых два амбала.
    Теперь, судьба, пиши пропало!
    Но если хочешь – не пиши.
    В душе играет мелкий бес –
    пройду, как будто не замечу…

    Один из них идёт навстречу
    и говорит мне: «Мистер С.?»
    Гляжу – второй заходит в тыл.
    Стою, догадкою влекомый –
    мне чем-то лица их знакомы,
    а чем – не помню, позабыл.
    Перебираю всё подряд,
    в мозгу каких-то мыслей сгустки,
    а эти двое мне по-русски:
    «Да ты не бойся!» – говорят.

    И тут я вспомнил!
           Идиот,
    болван в неведенье дурацком!..
    Таких в России «двое в штатском»
    прозвал насмешливый народ.
    Жандармы, звери, стукачи –
    я избегал их, как проказы.
    И тут орудуют, заразы,
    поди их, серых, отличи!

    Я говорю им:
           «Господа,
    чего мне, в сущности, бояться?
    Я не желаю с вами знаться,
    идите знаете куда?..»
    «Такие, значит, пироги, –
    они ко мне подходят близко. –
    У нас тут есть твоя расписка,
    пора выплачивать долги.
    И не шуми – напрасный труд».
    «Долги? Позвольте! Что такое?»
    Хочу уйти,
           а эти двое
    мне шагу сделать не дают.
    Тут в двух шагах моя семья,
    друзья,
           Америка,
           Чикаго…
    «Забыл? Напомним. Вот бумага:

           «Даю подписку в том, что я,
           такой-сякой, студент, атлет,
           сего числа, сию минуту
           передаю мединституту
           права на собственный скелет…»

    Меня прошиб холодный пот,
    и я шепчу им еле-еле:
    «Вы что, ребята, в самом деле?
    И нет у вас других забот?
    Скелет! Да я – в другой стране!
    Да вы…
           Когда всё это было?..»
    А двое топчутся уныло
    и растолковывают мне,
    что да, другие времена,
    но там у них, в стране Советов,
    нехватка, видишь ли, скелетов,
    не только мяса и зерна,
    и мой скелет, хоть сердцу мил,
    хоть через тридцать лет без года,
    есть достояние народа,
    который строит новый мир.
    Я обманул родной народ
    и, не имея чувства долга,
    уехал, видимо, надолго,
    но этот номер не пройдёт.
    Страна другая? Ну и что ж!
    Стал гражданином и поэтом?
    Их отрядили за скелетом –
    вынь безо всяких и положь!..
    «Шутить изволите, отцы?»
    «Нам, – отвечают, – не до шуток».
    А вид у них зловещ и жуток,
    пришьют, не глядя, и – концы.
    Я говорю им, сам не свой,
    судьбу прикидывая грубо:
    «Сперва я должен врезать дуба!
    А я, как видите, живой».

    Живой!.. Но верится с трудом,
    что это им создаст помеху.

    «Нам, – говорят они, – не к спеху.
    Живи! Не бойся – подождём!..»

    Хотел сказать: «Бери вас чёрт!» –
    они растаяли, как тени,
    два мелких служащих артели,
    где я поставлен на учёт.
    Я всё обегал, их ища,
    и память вновь воображала
    двух славных рыцарей кинжала
    и – скажем образно – плаща.
    Как их выносит род людской?..

    Пришёл, уткнулся в телевизор,
    но был до косточек пронизан
    нездешней, прежнею тоской.
    Что это было? Тихий бред,
    болезнь,
           усталость,
           непогода?
    О, достояние народа –
    мой бедный маленький скелет!..
    Герои горьких повестей,
    живём волнуемся и плачем,
    а наш скелет уже оплачен,
    расписка в сейфе – жди гостей!..

    ..С тех пор в меня вселился яд,
    на сердце муторно и мутно,
    и на себе ежеминутно
    я ощущаю чей-то взгляд…

    Когда пробьёт мой смертный час,
    я знаю – двое с партбилетом
    придут немедля за скелетом,
    чтоб честно выполнить приказ.
    Уложат в ящик и – на Русь!
    И самолёт Аэрофлота
    туда домчит меня в два счёта!..

    Так я на родину вернусь.

    Потом учебный кабинет
    мединститута, что по праву
    подаст прошение Минздраву,
    получит высохший скелет.
    И кто-то на моих костях –
    какой-нибудь научный слепень –
    напишет труд, получит степень,
    об этом скажут в новостях.
    Полны дерзаний молодых,
    врачи, студенты-обормоты
    придут сдавать по мне зачёты
    и будут сыпаться на них.
    И некий двоечник Столбов,
    большой знаток кости берцовой,
    своей сокурснице Скворцовой
    предложит сердце и любовь.
    И будет им по двадцать лет,
    и будут юмор и сатира,
    но тут придёт их друг Шапиро
    сказать, что в лавке пива нет…

    1985 г.

     





    Отзывы пользователей


    Не зря пословица гласит: "Семь раз отмерь, один отрежь..." Вот так и в любом деле нужно помнить, что за все что ты делаешь, когда-нибудь придется расплачиваться. Любой поступок, необдуманное слово возвращается бумерангом. Тем более если это наше государство!

    Поделиться комментарием


    Ссылка на комментарий
    Поделиться на других сайтах

    Все взаимозаменяемо. Все возвращается. Добро добром, зло злом, нежность нежностью. Ты всегда получаешь столько, сколько отдаешь. Все просто. Хочешь больше — отдавай больше. Больше сил, больше времени, больше любви и все вернется, в самый неожиданный момент. 
    Никогда нельзя совершать необдуманные поступки, сделанная глупость или зло, всегда возвращается обратно. В нашей жизни, как пишет Андрей, закон бумеранга еще никто не отменял.

    Поделиться комментарием


    Ссылка на комментарий
    Поделиться на других сайтах


    Создайте аккаунт или войдите для комментирования

    Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

    Создать аккаунт

    Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

    Зарегистрировать аккаунт

    Войти

    Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

    Войти сейчас


  • Статьи в разделах

  • Топ награжденных

    На этой неделе никто не получал наград

  • Последние сообщения форума

    • 0

      в: Разное

      Думаю что это "или-или" многим знакомо и многие сталкивались с этим нелегким выбором - обеспечивать семью и не видеть их целыми днями, или же иметь скромный доход и отказывая детям и себя в качественных продуктах и товарах, отдыхе и различениях.  Кто сталкивался с подобным выбором? Что перевесило чашу весов материальное или духовное, не жалели вы о своём выборе?
    • 26

      в: Разное

      Честно говоря, очень нейтрально отношусь к пятнице, ведь суббота у мене не выходной день, хотя чувства "трудящихся" понимаю. Наш народ с такой радостью ждет окончание рабочей недели, а потом с ужасом воспринимает понедельник. Ну такие мы загадочные, хотя для трезвенников, пятница значительно меньше значит.
    • 11

      в: Творчество

      Если для человека "быть одному" не является каким-то бременем, то быть одиноким в таком случае есть норма. Другое дело, когда одиночество не является добровольным решением, а является следствием  жизненных обстоятельств. Так что с виду одинокие люди вполне могут быть счастливы, я в это например верю.  
    • 5

      в: Люди и отношения

        Подписываюсь под каждым Вашим словом, @Аза! 
    • 389

      в: Разное

        Да-да, Андрей, верно Вы подметили!  Обе эти притчи об одном и том же: мы всегда замечаем лишь то, на что настроено наше сознание. В том числе, если мы в жизни настроены на позитив, то и воспринимаем все в позитивном свете, и наоборот... 
    • 142

      в: Люди и отношения

      О том, чего у нас нет. (автор - Анна-Валентиновна Кирьянова)   Мне вот один психолог очень понравился...   Весьма позитивную вещь сказал одной даме, которая горестно перечисляла, чего у нее нет:
      - Настоящих друзей нет. Хорошей зарплаты нет. Машины приличной нет. Квартиры достойной нет. Молодости уже нет. И надежды нет все это заиметь когда-нибудь...   И, полненький такой, приятный психолог, с бородкой, поправил очки и сказал благодушно: - Конечно, у вас много чего нет. И можно продолжить список. Тяжелой неизлечимой болезни нет. Долгов миллионных нет. Ответственности за кого-то нет, за больного родственника или слабоумного старичка. Горба нет. И инвалидности нет. Очень много чего у вас нет. И, если записать, чего у вас нет, то настроение у вас сразу улучшится. И надежда появится, что этого не только нет, но и не будет. И дама подумала, в уме посчитала и улыбнулась.   Так что, у нас много чего нет. И не надо. А все остальное можно заработать, улучшить, получить в подарок или просто обойтись временно. Ничего страшного. Главное — быть живым и здоровым. И чтобы близкие были живы и здоровы. И плохого чтобы не было. И это — уже хорошо. С этого и начнем, как говорится, - с перечисления того, чего у нас нет…
    • 252

      в: Юмор

      - Я тут котенка завела. Помоги придумать какое-нибудь компьютерное имя... - Мышка! - Ты че, это же котик! - Ну, тогда БЛОХ ПИТАНИЕ. -*- Суд. Судья — блондинке: - Почему Вы отравили соседей? - Мне в магазине сказали, что лучше травить тараканов вместе с соседями. -*- - Ходить он начал рано. В четыре он читал. В пять — декламировал Пушкина, Пастернака, Бродского. А в шесть уже вовсю играл на фортепиано... - Надо же, какой у вас способный ребенок! - Да это я про мужа рассказываю... как он нам в выходной спать не давал! -*- Сельчанин с похмелья забегает в сарай. В темноте ударяется головой о перекладину, наступает в навоз и, поскользнувшись, падает в корыто с помоями для поросенка, тут же срывается со стены лопата и бьет его по спине, вставая, наступает на грабли и вновь удар – теперь  в лоб. Вышел на улицу, бормочет: - Это не сарай, а "Форт Баярд" какой-то! -*- Муж, ругаясь с женой: - Да ни хрена, не такой уж я был и пьяный! - Да? А кто сел на метлу и выпрыгнул из окна со словами: "Я Гарри Поттер!"? -*- В вагон электрички входит беременная. Место никто не уступает. Она стучит парня сумкой по коленке. Он раскрывает глаза, девушка с суровым видом кивком указывает ему на живот. Парень смотрит на нее с ужасом: - Это не я! Я тебя вообще не знаю!
    • 291

      в: Юмор

      Дорожная песня. (автор – Слава Сэ)   Полковник Зубарев ненавидит пылесос. Фыркать, топорщить шерсть полковнику не пристало, поэтому он ложится и помирает. Говорит, давление поднялось. Жене полковника всюду мерещатся пылевые шары, гонимые сквозняком. Жена уверена, часть шаров полковник лепит сам, назло. Удивительно что кофе, коньяк и преферанс полковника не вырубают. Только пылесос. Жена Виктория так поджимает губы, что неподготовленный собеседник сам сигает в окно. На полковника её губы не действуют. Труп мужа на диване лучшая укоризна сварливой жене, считает полковник. И продолжает лежать. Супруги пускаются в спор за право умереть первым. Виктория потратила молодость на пришивание пуговиц к рубашкам. В награду получила лишь это. (Жест, описывающий полковника и диван как единое существо). Измождённая, она обещает не протянуть и года. Полковник вспоминает, скольких женщин бросил ради неё. Взамен получил давление и пылесос. В памяти всплывают дорогие сердцу смертельные обиды. Влюблённые быстро доходят до знакомства в Париже. И тут же мирятся. Франция – единственное место, где полковнику не хочется застрелить свою зайку. В Париже нет пыли. Я изучал этот феномен европейской гигиены. Когда Франция засыпает, на улицы выходят африканские дворники. У них огромные пылесосы. Судя по шуму, они подметают бомбардировщиком. Мне не хватило сил подняться и посмотреть. Да это и не безопасно. Дворникам плевать что вы латышский сантехник. Согласно телевизору, арабы насилуют всё. Латыш им ещё интересней, поскольку экзотика. Дворники хохочут и ругаются. В пять утра они полны сил, что позволяет отнести их к отдельному от нас биологическому виду. Раз в год, чтобы выжить, полковник и Виктория посещают Францию. Не знаю как вышло, что я поехал с ними. Обычно, если экскурсия ходячая, я отказываюсь. Мне не понятна красота, которую нельзя съесть полулёжа. Друзья мои бегают по замкам. - Ах, как красиво! – говорят они, добежав до вершины. И сразу спешат в следующий замок. Полковник и Виктория (и моя Лара туда же) гуляют со скоростью четыре замка в день. Трудно быть одиноким обжорой в команде спортсменов. Я просился в ресторан/посидеть/булочку. Мне отвечали тут дорого/вид на мусорники/скоро ужин. - Хватит жрать! – кричали мне. – Бежим скорей в Сю-Мер-Шинансо-Анаксуа! Я спрашивал, чем те новые руины лучше этих прежних. - Глупенький, - говорили мне, - там же красиво! Под этим надуманным предлогом мы пересекли страну справа налево. Я ленивый, не пьющий. К путешествиям не приспособлен. А они на ужин берут 11 бутылок вина и салатик. Говорят, ах, какой замечательный стол. Если игнорировать выражение моего лица, конечно. Спорт убил во мне любовь к истории. Скорострельность арбалета, время разгона коня до сотни и расход овса в литрах – всё стало мне не интересно. Хотелось только полежать и котлету. Они сказали, потерпи до Бретани, там устрицы. Моя мама, крестьянская душа, кормила меня жареными свиньями, а устриц не покупала. Я рос дикарём. Другие дети всё откуда-то знали. Им дядя-моряк привозил. Устрицы пищат и ползут обратно, говорили дети. Это ужасно вкусная еда. Гипотетически, на свете мог остаться второй такой же невежа. Дальнейший рассказ для тебя, брат. Устрица похожа на камень. В камне надо найти попку, вставить нож и вращательными движениями вогнать по рукоять. Потом надрезать пяточку, держащую створки. Через пять минут и десять проткнутых ладоней створки раскрываются. Знакомый постимпрессионист вскрывает устриц шуруповёртом. Высверливает дырочку, потом внутриполостно тычет, я думаю, ей в печень. Устрица доверчиво расслабляется. Тут-то её и жрут. Желая прослыть интеллигентом, я одолел трёх. Остальных умяли постимпрессионист с полковником. Я же, наклоняясь к Ларе, стал иронизировать. В манере, которую сам считаю изящной. Лара ткнула меня в бок, как бы призывая довериться. - Послушай, сволочь, - сказала она, - Твоё нытье портит мою Францию. Заткнись, или застрелю. Прямо вот этими плоскогубцами. Лара может застрелить и голыми руками, под настроение. Я не стал поправлять на счёт плоскогубцев. Дальнейшая поездка мне очень понравилась.  
    • 1

      в: Разное

      Изменение курса рубля диктуется в большей степени политикой, чем экономикой. Его рост вовсе не означает наступление нашего с вами процветания. К тому же он бьёт по самым конкурентоспособным производителям, которые могут продавать свою продукцию на экспорт. Также никто не помешает торгошам взвинтить цены. Требуется индустриализация.
  • Сообщество в Facebook